2018-10-29 11:27:00

Материалы СМИ: "Порошенко и Варфоломей: восстановление руины?"

Петра Порошенко и Патриарха Варфоломея на самом деле и прежде всего объединяет одно - воинствующее невежество. Отсюда и беззакония, церковные и государственные. Вот Петр Алексеевич заявляет: "Мы создаем, а точнее восстанавливаем через 300 лет украинскую Поместную Православную Церковь, потому что это является одним из основных атрибутов независимого государства". Какая церковь, какие атрибуты, какое государство? Что за нелепица? Ведь та эпоха именуется в нашей истории "руиной" - тотальным разрушением самих основ существования, "обезлюдиванием" земли. Вы руину восстанавливаете? Мы-то думали, что власть все разрушает исключительно по головотяпству, а тут, оказывается, государственная политика!

О затурканном народе

Тем не менее и как водится, по всем телеканалам ударили в торжественные литавры: ура, ура, слава Украине, возвращаемся в золотой век державы, к ее церковным атрибутам! Что же это за "золотой век"? Конечно, Порошенко имел в виду не страну своего тезки - Петра Великого, тоже Алексеевича, образца 1718 года, а окраину Речи Посполитой до 1686 года, времени передачи Киевской митрополии Константинопольским патриархом Русской Церкви. Никакого государства Украины с его атрибутами просто не существовало. Была, разумеется, Поместная Церковь - Константинопольская, в виде Киевской митрополии, 83-ей по статусу в патриархате, находящаяся тоже в руине.

Государственная разруха была вызвана русско-польской войной, начавшейся сразу после воссоединения Руси Богданом Хмельницким, вымотавшей обе стороны. Было заключено Андрусовское перемирие. Левобережье и Киев переходили к Москве, которая заплатила за левый берег миллион злотых, затем выкупила Киев - за 146 тысяч рублей. Центр нынешней нашей украинской вселенной - Винница, Каменец и вся Подолия принадлежали Турции, от Черкасс до самых до южных морей господствовало Крымское ханство. Географически государственности, прямо скажем, не за что было зацепиться.

Трагедия заключалась в том, что сражения могучих держав шли на нашей территории, в них активно участвовали казаки. Они воевали вместе с русскими против поляков, турок и татар, вместе с татарами против поляков и русских и вместе с поляками против татар и русских. Причем у нас порой было по три гетмана одновременно, и казаки бились с обеих сторон. Паны сражались, у людей - чубы трещали. Возьмем шевченковский Канев 17 века: в 1625 году он был сожжен татарами, в 1630 году - поляками, в 1678 году город был взят штурмом татарами и казаками Юрия Хмельницкого, жители спрятались Успенском монастыре, где были опять-таки сожжены вместе с обителью. И схожая история у всех наших древних весей и городов, включая Киев.

Ужасной была и демографическая ситуация. Османская империя и Крымское ханство являлись рабовладельческими государствами, которые захватывали и поставляли на невольничьи рынки Крыма и Турции ежегодно сотни тысяч христиан-рабов. Это был многовековой промысел, сохранявшийся в Турции до конца 19 века. Есть данные, что, скажем, в 1688 году было вывезено 70 тысяч невольников. Для сравнения: население Киева в конце 17 века составляло 10-12 тысяч человек. Считается, что всего татары и турки угнали в рабство от одного до трех миллионов жителей Речи Посполитой и Русского царства. Крымские татары были в те времена не правозащитниками, а закаленными войнами, разоряли и Краков, и Москву, и Вильно, земли же нынешней Украины стали проходным двором. Казацкие летописи пишут о ежегодных татарских набегах, причем приходили, как в огород: почва подмерзла или подсохла - и вперед, за добычей. Забирали все, что подросло: людей, коней, овец, коров и прочую живность, обрекая одних на тяжкий труд и гибель в неволе, других - на голодную смерть. Конец этому многовековому грабежу и рабству был положен лишь при Екатерине Великой, которая отогнала Турцию за Черное море и присоединила Крымское ханство к России.

Руиной ту эпоху трехсотлетней давности вслед за летописцем-Самовидцем назвал Николай Костомаров. В языке она закрепилась прилагательным "затурканный" - затравленный, задавленный, загнанный, запуганный, затюканный. Таким и был наш народ порошенковского "золотого века".

Широкое море слез и крови

Обратимся к церковной "атрибутике" того времени. Как известно, в 1596 году все епископы константинопольской Киевской митрополии Речи Посполитой во главе с константинопольским Киевским митрополитом Михаилом Рогозой без всякого материнского Томаса перешли под власть Рима, предали Православие и вместе с католической властью огнем и мечом стали насаждать унию. Началась самая кровавая эпоха в истории нынешней Украины, когда (по Тарасу Шевченко) было разлито "широкое море слез и крови", с бесчисленными казацкими восстаниями и повсеместным разорением. Князь Константин Острожский сумел вернуть в Православие двух архиереев, но каток унии был безжалостен, и к 1620 году в Речи Посполитой не осталось ни одного православного епископа. А где нет епископа - нет и Церкви. Надо отметить, что константинопольская митрополия в польско-литовском государстве деградировала до такой степени, что ее, кроме запорожских казаков (сущих разбойников, по квалификации поляков), и защищать было некому. Они-то со своим гетманом Петром Сагайдачным и взяли под охрану возвращавшегося в 1620 году из Москвы Иерусалимского Патриарха Феофана, который восстановил православную иерархию в Речи Посполитой. Впрочем, и Феофан, и новые епископы были объявлены властью турецкими шпионами. Их признали лишь через 13 лет, но гонения все равно продолжались.

Небольших послаблений добился святитель Петр Могила, выдающийся Киевский митрополит. В 1647 году в своем завещании он писал, что упадок веры в народе русском происходит от необразованности и разрухи, в которой пребывали православные святыни. Он основал в Лавре типографию, создал знаменитую Киево-Могилянскую академию, восстановил несколько киевских храмов. Помощь святитель получал не от Константинополя, а от московских царей, которым передал обретенные им мощи св. равноапостольного князя Владимира, "их дедушки", призывая венценосцев возродить древнюю столицу своих предков.

Впрочем, уже в 1648 году литовский князь Радзивилл разрушил Киев не хуже Батыя: город был отдан на десять дней на разграбление, сожгли две тысячи домов, разграбили и ободрали все церкви, жгли иконы и "книги старовечные", даже колокола поснимали и "на стугнах" отправили в Литву. Жестокость и варварство католических властей и унии объясняется тем, что они относились к православию как к ереси и неустанно уничтожали духовное наследие нашего народа. Поэтому в Киеве не сохранилось ни древних рукописей, ни икон, хотя была своя иконописная и летописная школы. Свою историю, как и все киевские литературные памятники, мы знаем благодаря летописям (Ипатьевской, Лаврентьевской и др.), созданным в монастырях северной Руси. Монахи переписывали и "Повесть временных лет", и "Слово о законе и благодати", и "Киево-Печерский патерик", и др. как свое древнее наследие.

Если турки и татары держали наш народ на грани физического выживания, постоянно угоняя здоровую, крепкую его часть, "кормильцев", в рабство, то поляки, по Грушевскому, вытравливали из него душу - православную веру. Несмотря на пункты мирных договоров русско-польской войны о защите православия, поляки продолжали добивать остатки киевской митрополии на подконтрольной им территории. К 1686 году уже десять лет пустовала кафедра киевских митрополитов. Сбежавший в 1684 году на Левобережье в Батурин, гетманскую столицу, епископ Луцкий Гедеон, князь Святополк-Четвертинский, говорил о принуждении к принятию католицизма и унии под страхом вечного заточения в Мариенбурге. Более того, он заявил, что константинопольский Львовский епископ Иосиф Шумлянский, управляющий и Киевской митрополией, готовит с властями окончательную унию - перевод подконтрольных православных приходов в католицизм. И это оказалось правдой. 15 лет назад мы опубликовали найденный нашими польскими друзьями-исследователями в архивах Ватикана объемный документ 1700 года - подобострастное послание Шумлянского папе Римскому со списком 1100 православных приходов (местность, церковь, настоятель), переведенных в унию под омофор Рима. В нем и нынешний главный униатский храм - собор Святого Юра во Львове. Это был плод его совместных с властью многолетних трудов шантажа и насилия. К началу 18 века на всем Правобережье нынешних Украины и Белоруссии оставалась лишь одна православная епископская кафедра - в белорусском Могилеве.

Когда сегодня Патриарх Варфоломей утверждает, что материнская церковь триста лет назад, обливаясь слезами, ущемляя свои права, передала Киевскую митрополию Московскому Патриарху, то непонятно, что она, собственно, передала? Руину православия в католической Речи Посполитой, где мифический Константинополь с его правами и слезами имели глубоко в виду? Или многовековые православные руины Киева, выкупленного Москвой, в котором даже через 20 лет был лишь один каменный дом, в котором разместился приехавший возводить Киевскую крепость Петр I? Этот небольшой "домик Петра" существует и ныне. Киевская митрополия, 83-я по статусу в Константинопольской Церкви, повторила судьбу всех прочих - была раздавлена инославием. Более того, константинопольские епископы-иуды, коих было предостаточно, сами с энтузиазмом насаждали унию.

<...>

Василий АНИСИМОВ
Сайт общества "Радонеж"
27 октября 2018 г.



Полный текст статьи см. в рубрике "Мониторинг сетевых СМИ".