2007-08-02 11:57:00

"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА. СОЮЗ. Беларусь - Россия": "Для великой церковной потребы..." 500 лет славянской Библии в Беларуси"

Уже 15 лет в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге ежегодно проходит международная научная конференция "Санкт-Петербург и белорусская культура". На форуме обсуждают актуальные проблемы белорусистики, с докладами выступают не только петербургские и московские исследователи, приезжают ученые из Беларуси, Польши, Литвы, Венгрии, Швеции. Некоторые заседания специально посвящены людям, внесшим значительный вклад в белорусскую культуру: академику Евфимию Федоровичу Карскому, профессору Александру Сергеевичу Мыльникову, историку Николаю Ивановичу Ермоловичу, этнографу Павлу Васильевичу Шейну...

Конференция нынешнего года посвящена человеку, чье имя помнят лишь немногие специалисты. Однако имя и труд книгописца Матвея Ивановича (Матвея Десятого) достойны всеобщей памяти и признания. Ведь он - создатель первого в Беларуси свода книг Библии. В Санкт-Петербурге, на Васильевском острове, сохраняется основной труд Матвея Десятого - список кириллической славянской Библии, над которым пятьсот лет назад трудился замечательный библиист и каллиграф. Обстоятельства, приведшие к появлению книги-юбиляра, таковы. В начале XVI века на огромном пространстве Восточной Европы был только один полный список библейских книг. Создан он был в Новгороде Великом в 1499 году по благословению местного архиепископа Геннадия, от чего получил название Геннадиевского. Книга, списанная четким полууставным почерком, очень скромно оформлена. Несмотря на это, наличие полной Библии придавало Великому Московскому княжеству (которое только что присоединило к себе Новгород) огромный авторитет не только среди всех православных, но и среди христиан других конфессий.

Опуская исторические подробности, скажу: создать список Библии на славянском языке решено было в Вильне, а для такой работы удалось привлечь выходца из Московской Руси, искусного книгописца Матвея Десятого. В 1502 году он приступил к работе. Переписка и оформление задуманного кодекса (Библию Матвея Десятого иногда называют "Десятоглав") были окончены в 1507 году - на 10 лет раньше, чем появилась печатная Библия Франциска Скорины. Книга-юбиляр, которой нынче исполнилось 500 лет, имеет необычную судьбу. Начало истории и биография создателя хорошо (что чрезвычайная редкость для такой древности) известны благодаря сохранившемуся последнему листу с большой припиской книгописца. Приписка даже имеет свое заглавие:

"О написавшем книги сия". Переписчик Библии сообщает, что он выходец из города Торопца, был он десятым сыном в семье (оттого и назван Матвей Десятый). Все девять братьев пришли в монашество, монахинями стали и три его сестры. Матвей Десятый был знаком и с уроженцем Полоцка Франциском Скориной, оба переводчика библейских книг были людьми одного круга.

Библия Матвея Десятого - 545 листов большого формата, она включает Ветхий и Новый Завет.

Книга начинается небольшим Вступлением, в котором Матвей сообщает, что эти книги, подобно пчелиному соту, "изложены от всех во едину". После Оглавления с перечислением всех частей книги начинается Книга Бытия. В дополнение к библейским книгам в Десятоглаве есть Месяцеслов. В нем много памятей славянских святых. Каллиграфия "Десятоглава" впечатляет изящностью, оформление книги богато и разнообразно. Почерк Матвея не остается неизменным на протяжении всей работы. Иногда он мельче, иногда больше и грубее, в некоторой ступени это зависело от качества чернил и заточки гусиных (лебединых) перьев. Красивый почерк в сочетании с широкими полями, равномерное чередование коричневых и красных чернил производят большое эстетическое впечатление. В Новом Завете, кроме этого, текст написан золотом и синей краской. При этом золото употребляется для цитат из Ветхого Завета и для выделений слов и наук Иисуса Христа, синей краской написаны ремарки, которые вводят прямую речь.

Матвей Десятый был не только прекрасным декоратором, но и исключительно аккуратным и грамотным писцом. Сделанные пропуски и описки исправлены либо в самом тексте, либо на поле с красным выносным значком. Церковнославянский язык текстов довольно чистый, белорусские особенности исключительно редки, большей частью они проявляются в местоимениях: тобе, собе.

В Великом Княжестве Литовском на то время свода книг Библии на славянском языке не было: для исполнения работы нужно было собирать, а иногда и наново переводить священные тексты. Идея составить свой, литовско-белорусский, не хуже чем в соседнем Новгороде, список Библии осуществлялась с помощью первых чиновников Великокняжеского двора. Иметь в государстве полный перевод Библии было для православной Литвы моментом престижным.

Матвей сообщает в приписке, что работа была начата "в граде нарицаемом Вильни, при великом князе Александре, бывшим королем Польским, великим князем Литовским, Руским, Жомоитским, а митрополите киевском и Всеа Руси Ионе, а воеводе Виленском Миколае Радивиловичи...", а закончена "в монастыри Пречистыя Благовещения, нарицаемом Супрасль в державе благовернаго христолюбивого вельможи Александра Ходкевича".

Через десять лет после Матвея Десятого началось печатание перевода Библии, подготовленное Франциском Скориной. Переводческая и издательская деятельность Скорины осуществлялась для мещан и на их средства: в предисловиях и послесловиях он только однажды упоминает светские и ни разу церковные власти. Один этот факт показывает, насколько отличались позиции белорусского первопечатника и его современника - книгописца.

Уже много лет научная общественность Беларуси и России обсуждает вопрос о факсимильном издании "Десятоглава" - оно не только снабдило бы уникальным первоисточником историка искусства и исследователя славянской библиистики, но и украсило бы любое библиофильское собрание прекрасным - королевским - кодексом эпохи Ренессанса. Пока же пятисотлетний юбилей Библии Матвея Десятого отмечен лишь малотиражным настенным календарем, выпущенным в Минске Братством трех виленских мучеников. Место в ряду факсимильных воспроизведений шедевров книги, бытовавших в средневековье в белорусских землях, а ныне хранящихся в российских библиотеках - Киевской Псалтири и Радзивилловской летописи - пока не занято.


Николай НИКОЛАЕВ,
заведующий отделом редких книг Российской национальной библиотеки, доктор филологических наук
2 августа 2007 г.