2022-02-21 09:54:00

Пандемия не опустошила храмы, а помогла подъему религиозности в Италии

Католики готовятся к Великому посту и в этом году уже могут сделать это полноценно, без коронавирусных ограничений. Так, в Италии впервые за два года проходит венецианский карнавал. О празднике "открытых лиц", где после отмены медицинских масок итальянцы не спешат надевать карнавальные, о постковидной Европе и русских корнях в Ватикане рассказал в интервью порталу "Интерфакс-Религия" доктор церковной истории, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник и официальный представитель Института российской истории РАН в Италии протоиерей Алексей Ястребов.


- Расскажите, как в этом году, после снятия ограничений, проходит карнавал в Венеции? Сохранилась ли еще в народе память о том, что карнавал предшествует Великому посту, который вскоре начнется у католиков?

- Напомню, карнавал - это мероприятие если не религиозное то, скажем, имеет прочную духовную "привязку", поскольку предваряет собой наступление Великого поста, все-таки от этого все время следует отправляться, хоть мы и говорим, что многие религиозные символы потеряли свое значение. На самом деле символ никогда не теряет своей силы, он "деликатен", может уйти на второй план, но религиозное измерение все равно подспудно присутствует.

Настоящий карнавал был прерван больше, чем на сотню лет, а потом восстановлен в конце 70-х – начале 80 годов прошлого века как проект местных энтузиастов, обратившихся к истокам. Потом все это удачно превратилось в, как сейчас говорят, франшизу. Будучи историком и анализируя события прошлых веков в Венеции, отдаю себе отчет, что венецианцы часто свои поражения, свои потери обращали в победы. Вот и карнавал - один из примеров того, как они сумели родной город, который некогда был столицей самой настоящей морской империи, а потом потерялся на задворках политической жизни итальянского и европейского мира, сделать местом культурного притяжения, добавив ко всему прочему такой мощный фактор, как обновленный карнавал.

Так вот религиозный контекст присутствует, и Католическая церковь старается его подчеркивать и правильно делает, используя все возможные средства для проповеди, хотя, конечно, подавляющее большинство туристов, особенно принадлежащих к иным культурам, вообще не очень понимают, что такое Великий пост и зачем к нему готовиться. Тем не менее на уровне общекультурном эта религиозная составляющая остается.

Карнавал этого года - карнавал избавления. Венеция, между прочим, стала первым городом, в котором в XIV веке разразилась чума, отправившись отсюда сеять смерть по всей Европе. Напрашивается определенная параллель между сегодняшней пандемией с опустошающими эпидемиями древности, которые, бывало, выкашивали до половины населения европейских городов. После окончания нескольких страшных эпидемий чумы в Венеции в благодарность Богу за избавление от недуга строились храмы. Самые величественные соборы, какие мы знаем, Реденторе на канале Джудекка и базилика Делла Салюте в устье Большого канала были построены именно в благодарность за избавление от эпидемий чумы.

Сейчас же это не только итальянский или европейский, а общемировой вздох облегчения, и он чувствуется во время проведения карнавала. Конечно, по сравнению с предыдущими годами карнавал этого года намного проще, потому что, во-первых, власти сами избрали такой формат, который исключает скопления большого числа людей. Целый ряд мероприятий, в частности "Полет ангела", из-за этого отменены. Организаторы максимально рассредотачивают местных и гостей по городским площадям – организовано немало лабораторий, воркшопов, уличных театральных представлений, детский мероприятий. С точки зрения зрелищности нынешний, может быть, проигрывает тому, что был два года назад, но с точки зрения человеческой общности, воодушевленности он заметно выше. Совпало, может быть, и не случайно, что буквально накануне дня открытия было отменено обязательное ношение медицинских масок на улицах. Получается каламбур - ношение масок было отменено в день начала карнавала. Этот страшный, длящийся уже два года карнавал "Доктора Смерть", когда мы вынуждены были носить маски, как раз отменен ко времени начала праздничного карнавала. И получился карнавал открытых лиц!

Было бы волшебно, если бы в Венеции, городе, с которого началась чума в средние века, закончилась бы "чума XXI века". Людям настолько хочется, наконец, раскрыться, особенно это характерно для жизнерадостных итальянцев, что я мало видел карнавальных масок как таковых, народ, наверное, их тоже не хочет надевать. Причем это нисколько не уменьшило праздничного настроения – наоборот, пусть это и необычно, но все же мы видим настоящий венецианский карнавал по уровню эмоционального участия, по радости людей, по ощущению праздника.

- Какие необычные маски вам удалось встретить?

- Я видел некоторое число классических масок, в которых интересно разбираться на самом деле, все они являются наследниками разнообразных карнавальных занятий и игр. Люди не случайно надевали ту или иную маску, в них был заложен определенный смысл. Была разница между женскими и мужскими масками, конечно, а были и такие, кто мог носить те, и другие. Видел маску в интересном "пластиковом" формате - на спине у нее был прикреплен айпад. (Вообще, весь костюм у итальянцев называется "маска", а не только то, что надевается на лицо). Так вот та маска была в стиле футуризма с включением разных предметов, полиэтиленовых пакетов и еще каких-то пластиковых штучек. Такое веяние времени. Хотя на лице у нее была фирменная и дорогая маска из мастерской Ка Макана. В основном все-таки были классические маски, с вариантами переодевания. Например, была маска в мужском платье, но, когда я заговорил с этой парой, из мужского костюма мне отвечала женщина, но это нормально, как раз так и было принято всегда. Я веду канал на YouTube, он называется "Алексей Ястребов – Русская Венеция", так вот большинство из подмеченных мною масок можно увидеть в моем видео с открытия карнавала, но надеюсь записать и смонтировать еще одно или два.

Сама история карнавала, его концепция - с одной стороны, это обезличивание, но не простое, а позволяющее реализовать приватность, которой не было в большинстве государств Европы в Новое время, не говоря уж о Средневековье. Удивительное достижение Венеции, обеспечивавшее людям не только анонимность на протяжении очень большого срока, а период ношения масок не ограничивался Масленицей: их, согласно государственным постановлениям, носили с 5 октября до начала июня, то есть большую часть года. Так вот в этой самой анонимности заключалось и определенное равенство граждан. Пусть в своих домах они были патрициями и простыми рабочими – на улицах города они становились равными, никто не мог догадаться, кто скрывается под той или иной личиной.

- То есть маски носили и на Рождество?

- Да, конечно. Исторически праздничный карнавал - это период от Рождества до начала Великого поста, но маски носили, как я сказал, начиная с 5 октября. Я раздумывал об этом "масочном режиме" Венеции и пришел к мысли, что первоначально он мог быть связан в том числе и с рекомендациями санитарного свойства.

- Венеция сильно пострадала от коронавируса?

- Признаться, не слежу за бюллетенями. Вижу только то, что происходит вокруг меня. Конечно, была очень сильная волна, которая в Европе и началась с Италии в 2020 году. Но в целом после того, как была введена широкая система вакцинации, удалось остановить распространение болезни. Среди моих знакомых, к слову, в Италии никто не умер, чего, увы, не скажешь о России. Но болели и болеют и сейчас. Венеция не была опустошена, но ощущение бессилия, того, что ты ничего не можешь противопоставить всепроникающей заразе, присутствовало, конечно. И потом, для итальянцев отсутствие тактильности, непосредственного общения, объятий, к которым они привыкли, все это было невероятно тяжело. Я надолго уезжал в Россию, и когда вернулся, почувствовал, что люди изменились. Наверное, мы все в той или иной мере уже другие, но на итальянцах заметно особенно. Раньше в магазинах, в сфере услуг посетителей встречали с улыбкой, охотно заговаривали – сейчас, наоборот, смотрят подозрительно: подтяните повыше маску, предъявите QR-код. Ощущение того, что люди разделены этими ограничениями, стали меньше улыбаться. Или улыбок просто не видно под одинаковыми масками? Надеюсь, что итальянское жизнелюбие возьмет свое, эти барьеры падут, и мы вернемся к оптимистичной средиземноморской повседневности. Пока что я не мог избавиться от этого ощущения отчужденности. Но вот на карнавале, прямо в эти самые дни, оно начинает стираться! Вдруг в один момент узнаю прежнюю Италию!

Конечно, вижу много иностранных туристов, европейских в основном, но и русских голосов хватает на площади Сан-Марко. Люди как-то "просачиваются". Летом я даже спрашивал у русскоязычных, как они сюда попали. Кто-то был из Словении, кто-то из Германии. Так что русская речь слышна по-прежнему.

- Как вообще итальянцы относятся к прививкам? Нет такого мощного протестного движения, как было против ограничений? Возможно, есть антиваксеры по религиозным соображениям?

- В Италии нет широкого антиваксерства, были определенные зоны, например, Триест, это портовый город, и там есть характерные настроения такого свойства, какие мы сейчас видим в Канаде, где против прививок выступают люди некоторых профессий. Люди, связанные с перевозками, с морем, часто иностранцы по происхождению, у них есть по этому поводу свои мнения, но в целом жители Италии, как и все европейцы, довольно законопослушные. Недовольства, которые были здесь, связаны с конкретными неудобствами, в первую очередь, а не с конспирологией: какие меры целесообразны, а какие уже излишни, то есть речь не о пользе или вреде прививки, а о практическом удобстве или неудобстве в связи с вакцинацией. Дискурс другой. Люди давным-давно привиты, сейчас делают так называемые бустеры - третьи дозы, повсюду социальная реклама на эту тему.

- А на храмах отразилось снятие ковидных ограничений? В храм по-прежнему нужно приходить в маске, или это не обязательно?

- Внутри помещений ограничения остаются, так же как в общественном транспорте. Кроме того, обязательны QR-коды для дальних путешествий, для людей 50+ введены обязательные QR-коды для проезда в городском транспорте.

- Насколько велика в Венеции православная община? Чем они живут? Участвуют ли в карнавале?

- В это время активизируются приходские чаепития, хождение друг к другу в гости, что очень важно как составной элемент сближения членов общины. Я не являюсь настоятелем прихода Жен-Мироносиц с 2019 года, а также членом этой общины сейчас, но могу сказать, что при мне она стала частью городской, социальной и культурной ткани, все венецианцы знали русскую церковь. Надеюсь, что такое положение дел сохранилось. На момент моего ухода по воскресеньям в храме собиралось от 70 до 100 человек, ну, а в праздничные дни, конечно, больше.

- Насколько финансово пострадали итальянские христианские общины за время пандемии? Уменьшился ли объем пожертвований?

- Насколько кризис пандемии бьет по людям, настолько он естественно бьет и по общинам, ведь они - часть социума. Другое дело, что финансовое обеспечение католических и православных приходов осуществляется по-разному. Если говорить о материальной помощи священникам, например, то у католиков они получают зарплату, которая поступает из центральных органов духовной власти, куда, в свою очередь, средства приходят из налогообложения граждан. Религиозный налог включен в ежегодную соответствующую декларацию и более известен под названием "8 на 1000", то есть вы отчисляете восемь евро с каждой тысячи религиозным организациям, которые входят в официальный список. Там есть Католическая церковь, есть буддисты, есть еврейская община - всего 12 религиозных организаций. Лет пять-семь назад включения в этот список добилась Греческая церковь. У Русской церкви этот процесс начат, но не завершен, он длится уже много лет. Румынская церковь тоже подошла вплотную, но пока так и не вошла в этот список.

- А если человек атеист?

- Если ты неверующий, то либо ты можешь вовсе не платить налог, либо можешь перечислить его государству, и он пойдет на социальные нужды. Кроме того, католический священник получает сбор за мессу в размере 10 евро. Но и месса одним священником может служиться три раза в день. Наши православные общины существуют на прямые пожертвования, поэтому вполне могу себе представить, что пандемия на них сказалась самым непосредственным образом.

- Насколько итальянцы сумели сохранить свою религиозность, или им, как и остальным европейцам, не удалось избежать секуляризации? Как сильно, в частности, их затронула тема половой свободы?

- Затронула, конечно. Разводов стало больше, чем браков. Отчасти в связи с этим, отчасти по другим причинам налицо много поздних браков, и как следствие рождаемость неуклонно падает. Итальянская традиционная семья, наверное, больше не существует, разве что где-нибудь на юге, в регионах с более традиционным укладом.

Что касается Церкви, то, по моим впечатлениям, эта пандемия людей скорее сплотила. Храмы не пустуют, если учесть все нормы и ограничения, связанные с пандемией. Переполненных церквей нет, потому что мессы идут несколько раз в день, постоянно. У нас не полагается священнику служить больше одной литургии в день, а в Италии, как я сказал, можно служить до трех месс ежедневно. Люди ходят в храм, участвуют в церковной жизни.

По-прежнему сильна благотворительная, волонтерская работа. В Италии есть религиозная организация Caritas. Основанная в 1897 году, покоящаяся на традиции и опыте многовекового организованного социального служения Католической церкви, она часто заменяет собой государственные социальные службы, берет на себя львиную долю их работы. В Италии Церковь сама оказывает поддержку государству своими мощностями, своими возможностями, а не наоборот. А в целом пандемия не опустошила храмы, то есть, может, формально и опустошила, поскольку в некоторые периоды нельзя было туда приходить, были ограничения, но в плане религиозности это не повредило, а думаю, что оказало скорее благотворное воздействие.

- Вы официальный представитель Института российской истории РАН в Италии и Ватикане. Чем именно вы занимаетесь? Расскажите о ваших академических планах.

- Все годы моего служения в Венеции я занимался историческими исследованиями. Первая часть моей работы была посвящена византийской Венеции, по мотивам этого исследования вышла книга "Святыни Венеции", удостоенная в 2011 Макариевской премии. Она, кстати, совсем недавно вышла в аудиоформате. В цифровых библиотеках Bookmate и StoryTel ее можно послушать полностью, получилось 12 часов чтения в озвучивании очень хороших дикторов, а на моем YouTube-канале выложены части книги для ознакомления всех желающих.

Вторая часть моих научных поисков посвящена связям России и Италии, они стали предметом моей диссертации и дальнейших исследованиий в Институте российской истории.

Мне выпала честь стать сотрудником этого ведущего научного и экспертного центра по российской истории в 2020 году. В конце прошлого года было принято решение, что в Италии принесу больше пользы российской науке, поскольку хорошо знаком с реалиями научной и культурной жизни страны. Так я стал представителем ИРИ РАН в Италии и Ватикане.

Первое, что мне поручено – расширить международные связи Института с академическими и научными заведениями Италии и Ватикана. Сотрудничество уже ведется много лет, но, используя возможности, открывающиеся мне на месте, надеюсь развить уже существующие связи и нащупать новые контакты. Уже есть первые предварительные результаты.

Кроме того, существует чисто исследовательская, научная сторона дела. Этот путь был проторен еще до революции великим русским историком Евгением Францевичем Шмурло, который был ученым корреспондентом историко-филологического отделения Императорской академии наук в Риме. Он изучил огромный массив документов разных архивов Ватикана и Италии, которые были связаны с Россией. Шмурло был фантастическим ученым, кропотливым археографом и историком. К сожалению, его миссия была окончена в 1922 году, когда он, невозвращенец, вынужден был перебраться из Рима вначале в Белград, а потом в Прагу. Я с коллегами пытаюсь на базе его личного архива, который находится в Москве, систематизировать то, что он не успел окончить. Кроме того, я выявляю новые сведения о России в Италии, ведь в здешних хранилищах еще много важных документов, которые ждут своего исследователя.

Россия и Италия – настоящие сестры, их связывает единая византийская кровь. Римляне воспринимали греческую культуру как высшее, рафинированное проявление человеческого духа. Впоследствии Италия продолжала испытывать культурное и политическое влияние Византии. Ну, а Россия приняла из Царьграда крещение, первыми русскими митрополитами были греки. Иконопись, храмоздательство, ювелирное искусство, книжная премудрость – все шло оттуда.

Промыслительно, что последнее благословение уже не существовавшей к тому времени империи пришло в Россию именно через Италию – из Рима ветхого отправилась последняя византийская княжна императорской крови, чтобы стать женой первого государя независимой Руси, а Москву сделать новым Римом.

- А в чем заключаются ваши труды в Ватикане?

- Ватикан - это самое интересное, потому что концентрация источников там очень высока. В Италии очень ценны венецианский и неаполитанский архивы, есть архивы княжеств – Пармы, Феррары, Милана, тут ездить можно долго. А ватиканские и римские архивы: Ватиканский тайный архив, Ватиканская библиотека, Архив Конгрегации пропаганды веры, Иезуитский архив Римской провинции и другие - все они сконцентрированы в одном месте. Приехав в Рим, можно окунуться на долгие месяцы в работу.

- Российскому историку просто пройти в ватиканский архив? Проблем с этим не возникает?

- До Рима пока еще не доехал, я всего месяц нахожусь в Италии в новом качестве, но я работал уже во всех вышеперечисленных архивах и могу сказать, что в каждый из них, за исключением Ватиканского тайного архива, попасть проще, чем в любой российский. У нас сохранилась советская система, когда нужно предъявить отношение от направившей тебя организации, и оно будет рассмотрено (например, в Архиве внешней политики российской империи официально его рассматривают в течение месяца). В Италии этого не требуется практически нигде.