2016-07-15 13:12:00

Роман Силантьев:
Взятие ИГИЛом Бастилии

Очередной масштабный теракт лета прогремел в Ницце, опять перепугав едва отошедших от взрывов в брюссельском аэропорту европейцев. Нельзя сказать, что он стал полностью неожиданным: повышенную террористическую угрозу во Франции объявляли во время прошедшего чемпионата по футболу, однако тогда все обошлось. Спецслужбы, видимо, расслабились и пропустили болезненный удар. ИГИЛ (запрещенная в РФ группировка - "ИФ") не забыло про свою главную жертву среди европейских стран и напомнило о себе в годовщину взятия Бастилии.

Почерк ИГИЛ заметно отличается от почерка "Аль-Каиды" и других террористических организаций. В первую очередь, лидеры этой структуры делают ставку на дешевые и простые в организации теракты. Они прекрасно понимают, что в теракте главное - не масштаб или уникальная методика, а психологический эффект. Расстрел редакции "Шарли эбдо" наглядно показал, что небольшая и слабо вооруженная группа людей может напугать не меньше, чем авиатараны башен-близнецов. А если так, то зачем годами готовить супертеракты? Все можно сделать гораздо проще и быстрее - ножом, мачете, "калашниковым", простейшей бомбой или грузовиком. Даже не самый богатый и умный террорист большую часть из всего вышеперечисленного может добыть и использовать самостоятельно, причем в считанные дни. В игиловском идеале теракты вообще должны совершаться людьми, которые приняли идеологию ИГИЛ благодаря пропаганде, а не прямой вербовке, поскольку они не попадают в поле зрения правоохранителей и на допросе не смогут сдать сообщников.

Тщательный выбор мест совершения терактов также является отличительной чертой ИГИЛ. "Умные" террористы стараются атаковать не там, где проще, а там, где эффективнее. Террористическая война в Ираке, Сирии, Афганистане, Пакистане, Ливии и множестве других стран "третьего мира" давно идет фоном и мало пугает обывателей развитых стран. Так, теракты с сотнями жертв в несчастном Багдаде уже мало кого беспокоят: даже самые честные политики и духовные лидеры давно устали соболезновать по каждому из них. А вот новые территории, где люди чувствуют себя в безопасности, для "умных" террористов интересны. Не расстреливали еще туристов в Тунисе? Расстреляют. Не взрывали аэропорт в Брюсселе? Взорвут. Богемная Ницца наслаждается покоем? Напрасно.

Расширить географию терактов пытались и другие терорганизации - "Аль-Каида" в мире, "Имарат Кавказ" в России, однако только ИГИЛ удалось сделать этот процесс столь последовательным и масштабным. Эта методика достаточно проста: выбираем принципиально новые цели и смотрим на реакцию. И если реакция подобна французской, когда на улицы скорбно выходят мировые лидеры в окружении миллиона людей, тогда назначаем эту цель приоритетной и бьем по ней сугубо. Тактика ИГИЛ постепенно сводится к регулярным "дешевым" терактам в максимальном числе мест с параллельными усиленными ударами в наиболее уязвимые точки и в наиболее уязвимое время - например, в месяц рамадан или дни праздников.

Есть основания полагать, что до пика террористической активности еще далеко. Современное западное общество достаточно устойчиво к таким вызовам, поскольку его идеологи прекрасно понимают: без коренных изменений привычного образа жизни победить терроризм невозможно. Проще убедить себя в том, что терроризм сродни стихийным бедствиям, и с ним нужно просто смириться. Именно поэтому ИГИЛ будет и дальше испытывать Запад на прочность, провоцируя усиление когнитивного диссонанса между базовым инстинктом самосохранения и приобретенным инстинктом толерантности. И вполне может добиться своего, дав стимул взрывного роста пресловутому неофашизму с последующим глобальным расколом западной цивилизации. Симптомы этого уже хорошо заметны.