2009-05-27 11:50:00

Роль религий в культуре мира в Европе. Выступление зампреда ОВЦС Московского патриархата протоиерея Георгий Рябых на заседании Европейского совета религиозных лидеров

25-27 мая 2009 года в Лилле (Франция) проходит ежегодное заседание Европейского совета религиозных лидеров (ЕСРЛ).

Совет был основан в 2002 году и объединяет религиозных лидеров из Европы, представляющих христианство, ислам и иудаизм. Также участниками организации являются буддисты, индусы, сикхи и зороастрийцы. Его деятельность направлена на предотвращение конфликтов и продвижение принципа мирного сосуществования между религиозными организациями на европейском континенте. Участвуя в этой организации, Русская Православная Церковь представляет свой опыт межрелигиозного диалога, сформировавшийся в странах ее канонической ответственности, а также свой подход к актуальным вопросам современной общественной жизни.


Сегодня часто раздаются призывы не допускать политизации религии. Обычно при этом подразумевается недопущение использования религии радикальными политическими силами. Однако кроме этого существует другая проблема - использование религии в своих целях секулярными силами. С их точки зрения, которая очень часто отражается в международных документах по межкультурному и межрелигиозному диалогу, основное дело религии должно заключаться в проповеди человеческого достоинства, свободы, толерантности, прав человека.

Вообще есть убеждение среди некоторых политиков и чиновников, что только с этими идеями представители религии имеют право выходить в публичную сферу, в том числе на площадки международных организаций. Конечно, перечисленные ценности очень важны, но религия не может сводиться к ним.

Полагаю, что мы, представители традиционных религиозных традиций, не должны идти рука об руку с секулярным и материалистическим взглядом на мир. Верующие люди должны размышлять о жизни в этом мире в свете религиозной перспективы, означающей признание реальности невидимого мира. Религиозная мотивация должна отражаться во всех текстах и речах, исходящих из Европейского совета религиозных лидеров. Поэтому наш подход к культуре мира должен формироваться с учетом особенностей религиозного сознания для того, чтобы в полной мере задействовать миротворческий потенциал религий в Европе и мире. Непонимание этих особенностей может приводить к появлению новых линий разделения и конфликтам в обществе.

Например, чтобы снизить потенциал конфликтности в современном мире, сегодня нередко предлагается объявить принцип культурного и религиозного многообразия непререкаемой ценностью, общим благом. Однако нельзя забывать, что многие религии учат о том, что человечество создано единым. Религиозное разнообразие мира в каждой мировой религии переживается как боль и трагедия, но не как благо. Поэтому с религиозной точки зрения это разнообразие может восприниматься только как данность, которая является постоянным вызовом для самоопределения нашей воли. Какие практические последствия могут вытекать из признания религиозного разнообразия в качестве ценности самой в себе?

Прямым следствием этого положения в религиозной сфере является запуск процесса неограниченного создания любых новых религиозных и квазирелигиозных сообществ, которые любыми способами будут стремиться самоутвердиться в обществе за счет традиционных религий. Уже сегодня мы сталкиваемся с агрессивными информационными и социальными стратегиями по изменению религиозной карты европейских стран со стороны подобных движений. Насколько это может быть опасным, свидетельствует проходящий сейчас во Франции судебный процесс над саентологической церковью.

Поэтому в традиционных религиозных кругах с непониманием воспринимаются призывы со стороны светских структур к толерантности к тем религиям, представители которых ведут активную миссионерскую деятельность в местности традиционного распространения той или иной религиозной традиции. Порой происходит установление настоящего диктата меньшинств. С их стороны нередко слышится требование даже больших прав и привилегий, чем те, которыми обладает религиозное большинство в публичной сфере в различных европейских странах. Ультралиберальное законодательство в религиозной области становится настоящим оружием, с помощью которого новые религиозные движения ведут борьбу с традиционными религиями. Свобода совести и терпимость не означают безразличия. Более того, даже политическая сфера не имеет такой степени терпимости, как религиозная. Так, во многих странах запрещены и преследуются радикальные, экстремистские и расистские движения. Это не рассматривается как нарушение демократии и свободы.

Конечно, свобода человека изменить свою религию должна уважаться. Но нельзя поощрять сознательные и спланированные стратегии по обращению в другую веру, основанные на манипуляции сознанием людей. Сегодня во многих концепциях культуры мира не хватает именно уважения к сложившемуся религиозному балансу в мире или в отдельном обществе и требование прозрачности и честности методов ведения миссии. К сожалению, представители традиционных религий Европы редко подчеркивают это важное положение в своих текстах и речах.

С помощью концепции толерантности светский мир часто призывает религиозные общины отказаться от проповеди абсолютной истины, потому что либерально мыслящим людям кажется, что такая проповедь содействует распространению идеи превосходства одной группы людей над другой. Но религии не могут отказаться от своей проповеди абсолютной истины, потому что это один из базовых элементов религии. Так, христианство открыто заявляет о своей универсальности, считая, что именно в христианской вере человечество призвано быть единым. Если религиозные лидеры будут говорить, что истинной религии не существует, то они поставят себя вне религии и будут отвергнуты верующими. Конечно, наличие многих проповедей абсолютной истины в мире всегда будет создавать конфликтную ситуацию. Однако мы должны доказывать истинность своей религии не с помощью насилия и принуждения, а с помощью убеждения, честной проповеди и жизни согласно своей вере. В то же самое время мы не должны скрывать свои различия и обсуждать спорные вопросы. Наша задача состоит в том, чтобы создавать механизмы, которые бы позволяли решать возникающие проблемы мирными средствами. В этом состоит и призвание настоящего совета, а также других межрелигиозных структур в мире.

Другим распространенным тезисом, который можно найти в международных документах, является мнение о том, что всевозможные различия содействуют конфликтности, поэтому во многих программах по культуре мира или межрелигиозному диалогу стремятся сглаживать различия, выявляя общее в религиозных учениях. Для многих верующих такие заявления и призывы воспринимаются как синкретизм, попытка смешения вер, что порождает фундаменталистские движения. Наибольшее воплощение этой идеи ощутимо в системе образования и СМИ. Все больше в различных европейских обществах говорят о необходимости преподавания предмета общей этики и знаний о различных религиях. При этом параллельно из учебных программ исключаются предметы конфессионального характера. В России, даже через 20 лет после падения коммунистического режима, мы не можем добиться введения в школах добровольных уроков по религиозной традиции, к которой принадлежит ребенок. Это несмотря на то, что такая практика свободно существует во многих европейских странах.

Конечно, нужно находить общие подходы, основанные на видении общих представлений о мире и человеке. Нужно знакомство с основными религиозными традициями мира. Человек, живущий в глобальном мире, не должен быть невеждой. Однако одновременно необходимо поддерживать собственную религиозную жизнь народов, населяющих ту или иную страну, обеспечивать возможность приобщения к своей религиозной традиции и строить в соответствии с нею свою частную и общественную жизнь. Мера присутствия конкретной религии в конкретном обществе должна определяться историей и традицией народа, а не строиться, исходя из чисто умозрительных положений. Например, христиане Европы очень обеспокоены вопросом сохранения христианской идентичности европейских стран и всего континента в целом. Мы желаем сохранить не только христианские символы в публичной жизни, которые появились благодаря долгому присутствию христианства этих стран, но и систему ценностей, а также культурные формы, сформировавшиеся под влиянием христианской веры в Европе. В то же время это не означает, что Европа должна быть только для христиан. Наш континент открыт для всех, кто уважает его традиции. По закону взаимности и уважения христиане всегда уважали традиции других народов, которые хотели жить вместе с ними.

Учет всех этих особенностей религиозного сознания в светских структурах сегодня невозможен, если не будут планомерно осуществляться два важных направления работы. Во-первых, необходимо создавать структуры реального диалога между религиями в стране, регионе и мире. Это нужно, чтобы голос религиозных общин становился все сильнее в обществе. Во-вторых, необходимы действенные структуры диалога религий с международными, государственными и общественными структурами. Опасно оставлять выработку культуры мира и модели межрелигиозного диалога только лишь силами чиновников или свободных интеллектуалов, которые не связаны с верующими общинами и которые порой руководствуются исключительно своими функциональными или личными интересами в определении приоритетов в этой области.


25-27 мая 2009 г.
Лилль, Франция