2020-10-07 11:29:00

История секты Виссариона достойна фильма ужасов

Лидер "Церкви последнего завета" Сергей Тороп, называющий себя Виссарионом, возглавлял одну из самых влиятельных сект на постсоветском пространстве около тридцати лет. 21 сентября силовики задержали его и еще двух руководителей общины - Вадима Редькина и Владимира Ведерникова и арестовали всех троих до 22 ноября. Им планируется предъявить обвинение за создание религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами, причинение тяжкого вреда здоровью двум и более лицам. Бывшая последовательница Виссариона Мария Карпинская, прожившая в секте два года, в интервью корреспонденту "Интерфакс-Религия" Елене Веревкиной рассказала об исчезновении людей в общине, связях с мафией и чиновниками, а также призвала оставшихся там людей не бояться и начинать жизнь заново.


- Как вы были связаны с сектой Виссариона и как узнали, что там происходит?

- Я сделала вывод, что Виссарион отбирал себе людей богатых, известных и тех, кто имел большие связи. Я оказалась в числе тех, кто имеет большие связи и от кого могло идти большое финансирование. Как я попала к нему? В то время я руководила международной благотворительной организацией "Школа звезд для одаренных детей". За счет проекта, который назывался "Детское государство" (это строительство детского города), я тогда получила курирование от Сергея Станкевича, на меня вышел Европарламент, и я стала его членом.

Президент "Евроталанта" и член Европарламента Люс Назарет, уже собирался финансировать этот проект, а архитектор должен был выделить землю. То есть я была на самом пике известности и я ожидала финансирование на строительство города для одаренных детей, у меня все было на высшем уровне. Я выступала в разных местах, меня знали.

Однажды в моем доме раздался звонок, я открыла дверь - на пороге стояла миловидная женщина лет двадцати восьми, из Оренбурга, она попросила зайти, я ее впустила, она восхищалась чем-то, я уже не помню. Ее звали Виоллета Чумакова. В результате она осталась у меня ночевать, и я ей жаловалась, что, хоть у меня и очень хорошая команда, но я ищу партнера, который подставил бы плечо, а они на поверку все оказывались жуликоватыми. И я все время говорила, что мне нужен такой партнер, с которым я могла бы этот проект довести до конца, и он должен быть честный, как Иисус Христос, я так сказала. Вскоре эта подруга мне заявила, что нашла такого. Она представилась ясновидящей. Я в это поверила. Она сказала: я нашла тебе, вычислила своим ясновидением этого человека. Это был развод, меня развели. Сейчас она работает в Оренбурге психологом, кого-то еще развела на квартиру, мне говорили об этом.

Вскоре она меня повела в одну московскую квартиру, я вошла туда, и там в кресле в ярко-красном хитоне с длинными волосами и бородкой сидел "Иисус Христос", он был босой. А вокруг сидели на полу женщины, они уже знали мое имя и говорили: "Мария, ну что же ты, его не узнаешь? Подойди к нему". Для меня это была очень странная ситуация. Я подошла, он сидел, смотрел на меня, молчал, улыбался и ни слова не говорил. Прошла минута, две минуты молчания. Очень неловко стала я себя чувствовать и стала рассказывать все то, что рассказала сейчас вам, про мою мечту, про детский город. На что он помолчал и сказал: "Мария, подумай хорошенько! Зачем тебе строить город в Москве, здесь грязная экология, я тебе в Сибири остров Березовый подарю". Я никогда не была в Сибири, у меня голова пошла кругом. У меня сразу всплыли слова Ломоносова "Россия будет прирастать Сибирью..." Он начал описывать Саяны, я пришла в состояние возбуждения, мне уже рисовались совершенно фантастические картины Сибири. Я подумала, посмотрела и сказала: "Хорошо", то есть сразу дала согласие.

Дальше я стала сообщать по всем инстанциям, что собираюсь перенести строительство этого детского города в Сибирь. Мои друзья встали на дыбы, были страшные протесты...

Я продала квартиру и все деньги отдала ему. Квартира была большая, 65 тысяч долларов я за нее получила. Как я это сделала? Он приехал в Москву, сказал: "Пойдем со мной" и повел меня в епархию. А я всегда бредила кораблями, даже книга моя "Открытая книга детства" начинается со слов "Я - женщина-капитан, все мы садимся на корабль". А он, видимо, обо мне был осведомлен хорошо и говорит: "Вот твоя квартира, на нее можно купить корабль". И он привел меня в епархию и там договаривался о покупке корабля. Интересно, но моя квартира стоила 65, а корабль какой-то большой стоил 40 тысяч долларов. Это добавило еще больше восторга, я размечталась, что этот город привлечет со всего мира детей одарённых, мир станет открытым, наша Сибирь станет прирастать, а в Новороссийске или в Севастополе, не помню, будет стоять корабль, и дети будут путешествовать. В общем, у меня бурное воображение, и я приняла решение, что сжигаю все мосты, продаю квартиру. В то время я и правда думала, что наступит время, когда все границы откроются, не будет стран, ведь у меня детское государство - это город, который должен выращивать детей-дипломатов, которые должны были получать паспорт гражданина мира и ездить по всему миру, налаживать связи. Фантазии так бурно в голове моей бродили, что я все продала и поехала в Сибирь.

Когда я приехала туда, попала в квартиру Виссариона. Это была двухкомнатная небольшая квартира, довольно неухоженная, а я из элитной среды! У нас на Рублевке была дача от государства, у меня мебель была со знаком "Кремлевский комендант", прижизненные издания Достоевского и Льва Толстого, кузнецовский фарфор... И вдруг я оказываюсь практически в нищей квартире, еще и грязной.

Я начинаю жить в одной комнате с женой Виссариона Любой и детьми, Ромочке шесть лет было и Даше года три. Такая обстановка меня сразу покоробила, и я стала убираться, потому что не могла жить в такой грязи, а в другой комнате жили Вадим Редькин и сам Виссарион. Такая скученность показалась мне странной, но Виссарион сказал, что это временно, а остров Березовый находится где-то недалеко от озера Тиберкуль, нужно потерпеть, и я стала терпеть.

Но терпеть долго я не могла, все время спрашивала: ну как же детский город, а он отвечал: терпи, жди. В это время к нему стало приезжать много разных людей из разных городов, это все богатые люди, они снимали украшения, драгоценности - все забиралось, продавали квартиры, отдавали деньги - все это складывалось в толстый дипломат. Я считала, что все это на общее дело, на детское государство, я думала: здорово, все хорошо идет.

Через какое-то время я стала замечать странности, стала видеть недостатки Виссариона. Во-первых, его эгоизм: он принимает людей - сам сидит, ест персики, а рядом сидят матери с детьми маленькими, он их не угощает. Ему стали кланяться в пояс и падать в ноги. Но я же не звала его Иисусом Христом, я заходила и говорила: "Почему ты так делаешь, почему ты заставляешь их падать перед собой на колени?" Он отвечал: "Они сами хотят". Я говорю: "Неправда, это ты так хочешь, а они это делают". Получилась у нас с ним ситуация конфликтная. При мне в его дом стали приходить какие-то подозрительные люди спортивного типа, я бы таких назвала бандитами, потом я узнала, что это минусинская мафия. Они обменивали рубли на доллары, и, видно, Виссарион им что-то платил.

Виссарион уже понял, что я веду себя незапрогаммированно, что не падаю перед ним в обморок, как остальные люди. Он брал людей двумя вещами: первая вещь - то, что он в красной одежде, и людям сны снились, что он Иисус Христос, а второе, чем он брал, что через десять лет наступит конец света, всю землю занесет песком, никого и ничего не будет, только то место, где живут они. Однажды он мне лично это сказал, на что я ответила: "А я не хочу жить в таком мире, где нет моих друзей, никого нет, всех засыплет песком, на фига мне такой мир!" Это ему не понравилось.

Тогда он распорядился купить мне в Минусинске дом, но его купили не на мое имя. Я туда вселяюсь, и еще вселяются со мной две женщины - из Киева одна, Татьяна, художница, и Ирина из Москвы, учительница, на гитаре играла и пела, мы подружились и стали жить хорошей, веселой жизнью. Мы не пили, пели, рисовали, Виссариону это страшно не нравилось, у него уже везде в домах жило по десять человек, по восемь, по семь, и там были очень жесткие порядки, с которыми я не могла бы жить, я не подчинялась этим порядкам. Была придумана такая версия, что я Мария Магдалина, и как в прошлой жизни она к царю Ироду ходила, дружила, танцевала, гуляла, так и я. Я не гулящая, но просто я творческий человек. Потом, когда меня выгнали из общины, я стала Иудой, потом Антихристом и сатаной. Выгнали меня за то, что я не подчинялась их порядкам. Я ела что хотела, запретами пренебрегала. Я жила своей жизнью и ждала, когда мы приступим к программе "Детское государство".

Потом мой друг из Европарламента Люс Назарет пригласил меня в Европу, выступить на телевидении и рассказать о своей программе, я сказала, что приеду не одна, а с партнером, который в Сибири должен остров мне подарить. Нас набралось несколько человек, включая Виссариона. Первая страна, в которой я должна была выступить и рассказать обо всем, была Италия, но в последний момент Виссарион попросил своих помощников меня задержать и сказал: ты не пойдешь, а пошел сам. Я была в шоке. Он пошел туда и там впервые объявил, что он второе пришествие Христа. Его сразу перекрыли. Дальше мы просто прокатились по городам и весям, а Люс Назарет мне сказал: ты взлетела на самую вершину, а теперь упала ниже некуда.

Когда я вернулась в общину, Виссарион уже был моим врагом. Вскоре меня выгнали из дома. Перед этим ко мне пришел такой Сергей Осторожский из Воронежа, он рассказал, что живет в другом доме, его ужасно прессуют и жить невозможно. Я позвала его перейти ко мне, он пошел за вещами и не вернулся, а на следующий день я узнала, что он повесился.

- Его довели до такого состояния?

- Да, довели. Я хочу перечислить страшные факты. Во-первых, был депутат, он приехал в секту Виссариона, стал собирать материалы и нашел уже огромное количество компромата. Он сказал Виссариону, что выступит в Госдуме с этим. Вскоре в гостинице на него случилось покушение, стреляли, но его не было в номере, и поранили горничную. А затем, в 1995 году, он погиб в автокатастрофе, и весь компромат был утерян. Был у меня друг Юрис из Риги, он сказал, что знает очень много плохого про Виссариона и хотел бы рассказать про беспредел в общине. Потом его нашли утонувшим в реке. Дальше, такой Леша Гусев был из Одессы, он собирал по всей Украине десятину и регулярно привозил Виссариону, однажды его нашли с отрезанной головой, типа попал под поезд. Была Таня, китаянка, она жила в Петропавловке и очень дружила с Виссарионом, он у нее часто останавливался. Она осмелилась задать ему неудобный вопрос, и через месяц молодая женщина лет 35 вдруг умерла, а вскоре и муж ее умер. Был такой парень Владимир Гайваровский, который собирал ранние проповеди Виссариона, он считался хранителем, но Виссариону уже были невыгодны ранние проповеди его. Вскоре Владимир умер от сердечного приступа, а все файлы были удалены из компьютера. Юра Костин, близкий друг Виссариона, занимался выделением земли, имел огромные связи, разругался с Виссарионом, пригрозил разоблачением, очень много знал. Попал в психушку и умер. Сережа из Белоруссии встретился с Виссарионом, получил его благословение, днем приехал в дом и умер: ночью к нему приехал Виссарион с помощниками Плесиным и Редькиным, зашли в дом, закрыли дверь за собой, потом Виссарион вышел и с улыбочкой сказал, что на все воля Божия. Это только в мое время.

Там очень много всяких пропаж. Я не говорю про детей. Что со мной... Когда уже поняли, что меня надо изгонять, собрали круг, устроили суд, обвинили во всех грехах, обозвали Иудой и выгнали. Подвергли остракизму, никто не имел права со мной разговаривать, дети кидали в меня камнями. Это было ужасное время. Это было через год. Но я решила остаться и еще год вела борьбу с ним страшную. Я использовала местные СМИ, газеты, мне помогала местная милиция, но они были слабее мафии. Минусинская мафия была очень сильная и страшная. Однажды трое пришли ко мне в дом и стали грозить смертью за то, что я веду такую работу против Виссариона. Это была страшная угроза, я поняла, что мне надо что-то делать, иначе меня убьют, и тогда я соврала, я сказала, что все это делаю из ревности, потому что очень люблю Виссариона. Они поверили и такую фразу мне сказали: "Потерпи, поживи, мы тебя трогать не будем. Потом через какое-то время когда Виссарион здесь все сделает, мы изменим ему внешность, отправим его в другое место, и ты вместе с ним поедешь". Я согласилась, а сама втихую, быстро-быстро нашла деньги и голая-босая, без прописки отправилась в Москву и таким образом спасла себе жизнь. Приехав в Москву, я стала звонить друзьям - оказалось, что еще полгода назад их всех обзвонили (доступ к моей телефонной книге виссарионовцы имели) и сказали, что я погибла в автокатастрофе. Я пошла к друзьям, они поняли, что меня хотят убить, и очень быстро мне дали возможность поехать в Индию на два года. Я уехала и этим спасла свою жизнь. Виссарионовцам всем был дан указ ни в одну квартиру меня не пускать. Они меня стерли в пыль.

- Психологически было тяжело восстанавливаться?

- Три месяца после того, как я уехала, я просто выла. Понимаете, не плакала, а выла, думала, что надо идти сдаваться в психбольницу, потому что было очень тяжело, но потом набралась сил и решила, что нужно начинать жизнь сначала. И, собственно, у меня все и получилось. Я ждала, что "труп моего врага" проплывет мимо. Когда узнала, что ведется следствие, я поняла, что наступило мое время, пришло время справедливости и слава тебе Господи. Не буду скрывать, сейчас я помогаю следствию, они сказали, что, если откуда-то возникнет опасность, сразу им звонить.

- Вы хотели создать "государство детей". А как там относились к детям? Рассказывают о строгих постах для младенцев. А что насчет образования и воспитания?

- Я уже поняла, что никакого государства детей не будет. Со мной был мой сын одиннадцатилетний, он с самого начала понял, кто такой Виссарион, и поехал со мной, как он потом признался, потому, что не хотел учиться в школе. Он говорил: "Зачем ты его Христом избираешь, меня Христом избери". Там не учился никто. К врачам ходить нельзя было. Один парень, мой хороший знакомый, умер оттого, что пошел к врачу, у него нашли язву и сказали срочно сделать операцию. Он пошел к Виссариону, а тот сказал: никакой операции, и парень умер. Потом начали умирать младенцы в Черемшанке, в Петропавловке, но пока я была, стали говорить, что я Антихрист, и если кто умирает, то это все из-за меня, я навожу тень на плетень, меня и в этом обвиняли. Я испытывала сверхпсихологическое давление, можно было сойти с ума, я считаю, что мне только высшие силы помогли. И люди в Минусинске меня очень поддерживали, СМИ поддерживали, спасибо им огромное.

- Ваш сын постоянно был с вами?

- Когда я поняла, что к чему, то созвонилась со своим мужем, мы были в разводе, но я поняла, что нужно срочно ребенка спасать, и отправила сына пораньше, начала борьбу, а потом и сама уехала. Это трагичная, страшная история, достойная фильма ужасов. Многие люди знали о том, что происходит в общине Виссариона, но боялись и молчали. Против выступали одиночки. К одному из них, Дмитрию, в три часа ночи постучала женщина и попросила открыть, но, когда он открыл, женщины уже не было, зато было двое мужчин, один с ножом, напали на него.

То мочу пить надо, то отказаться от хлеба с подсолнечным маслом. Потом у людей начались галлюцинации, язвы. Всего не расскажешь, это целая история жизни за два года, страшной, от которой еще отходняк десять лет.

- Вы сейчас считаете себя верующим человеком?

- Крещена я в православии, но не хожу в церковь. После той ситуации с кораблем и того, что он ходил к священникам. Когда я вернулась, то ходила по всем церквам и била в колокола: пожалуйста, что-нибудь сделайте! Но священники отмахивались от меня, и я отмахнулась от Церкви. Правда, считаю себя глубоко верующей и думаю, что Бог находится в глубине нашей души.

- Что бы вы сказали, обращаясь к людям, которые по-прежнему остаются в той общине?

- Сказала бы: не надо бояться бросить все и вернуться домой. Спокойно можно ехать, я же смогла. Сейчас я расцениваю эту ситуацию как страшный сон, страшное приключение, но пора просыпаться. Никто не должен бояться жить самостоятельно, а они скинули всю ответственность за свои дела на Виссариона, лишились воли. Каждый должен сам управлять своей судьбой.

- Вы говорите "не бойтесь", а вы не думаете, что там могут оставаться исполнители воли Виссариона, которые могут по-прежнему устрашать оставшихся людей?

- Вы правы, там еще осталось очень много людей, которые являются исполнителями воли Виссариона. Когда Редькина арестовывали, он передал адвокату записку, а тот выставил в "Фейсбуке" такую фразу: мы знаем, кто на нас написал заявление, это психически больные люди, они сейчас боятся за свою жизнь, и в этот же день было совершено покушение на Дмитрия. Люди боятся, им некуда ехать, они потеряли все. У всех деньги забирали. В то время можно было избу купить за сто долларов. Берут 60 тысяч, а покупают за сто долларов сарайчики. Многим людям ничего вообще не покупали, они мыкались, в такой холод жили в сараях, у детей психика поломана. Там считалось, что кто на горе живет, уже в раю, а кто под горой, тот для ада. Он говорил: ты должна отдавать и забывать, забирал все и требовал, чтобы молчали, иначе будут гореть в аду. Надо все правильно организовать в будущем, им нужна реабилитация в Москве или Питере, и помогать как-то устроиться. И вот еще что: там если мужчины уходят куда-то на подработки, потом возвращаются и год не работают, но 30% должны отдать Виссариону, десятина - в единую семью. А единая семья - это и есть мафия, братки эти, их человек триста. Они имеют огнестрельное оружие и ножи. Тайга. Завели в тайгу, утопили, бросили в озеро Тиберкуль, убили, ищи-свищи, звери съели и все. Я уже увидела, что он преступник просто. Я заявляю: сам он, может, и ничего не делал, но он своими мозгами планировал, а они выполняли. Это секта, где есть лидер-диктатор, абсолютный царь. У него даже в паспорте нашли, там написано "царь". Смешно, а с другой стороны, это фильм ужасов. Почему не Красноярск этим делом занимается, а Новосибирск и Москва? Потому что он имел связи с чиновниками из Красноярского, пока не известно с кем, это тайна следствия. На многое закрывались глаза, потому секта и существовала тридцать лет.